02:42 

lock Доступ к записи ограничен

Imintheend
Мечты не сбываются, если вы бездействуете.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:32 

lock Доступ к записи ограничен

франциск бонфуа
Как жутко засыпать в земле, а не в твоих объятиях.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:45 

УПРЯМСТВО - УСТУПЧИВОСТЬ, СУБЪЕКТИВИЗМ-ОБЪЕКТИВИЗМ

75488
Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


9. УСТУПЧИВЫЕ -РАЦИОНАЛЫ - ОБЪЕКТИВИСТЫ. "ПРОГРАММНЫЕ МОРАЛИСТЫ И ПРОГРАММНЫЕ ПРАГМАТИКИ". (Автор Вера Стратиевская ©2010г.)


9-1. ПРОГРАММНЫЕ МОРАЛИСТЫ (ЭСИ, Драйзер и ЭИИ, Достоевский)


Мораль, нравственность, морально - этический кодекс — представляют собой основу их ЭГО - программы. И вне зависимости от того, как они соблюдают этот нравственный кодекс, они отстаивают каждый его пункт, как последний рубеж. Убавлять от него ничего не позволяют, ужесточать или усложнять его, доводя до абсурда и запутывая изрядными противоречиями, могут сколько угодно. Весь мир, все системы мировоззрения выстраиваются относительно их морального кодекса (опять же, вне зависимости от того, как они его соблюдают).

Себе они могут позволить (в порядке исключения) отступить от канонов их нравственных догм, другим — никогда! Своё отступление от этических норм — например, ложь, — они могут мотивировать отсутствием удобной альтернативы, крайне безвыходным положением и нежеланием усложнять его ещё больше, нежеланием причинять кому-то обиду и боль изложением реальных событий и фактов. И то посчитают это отступничество грехом, — изменой своим убеждениям, будут испытывать чувство стыда и вины, как перед собой, так и перед другими и ещё долго себе этого не простят.

К окружающим они предъявляют очень высокие моральные требования. И особенно к тем, кто вызывающе или демонстративно беспечно игнорирует нормы морали. К тем же, кто в довершение к демонстративному пренебрежению моральными обязательствами призывает их следовать своему примеру (говоря: "Да, наплюй ты на эту мораль! Кто сейчас об этом думает? — не смеши меня!"), относятся как к ненавистным врагам: бичуют их обвинениями, представляют "врагами общества", разоблачают на каждом шагу, устраивают им общественную травлю, восстанавливают против них общественность, организуют всевозможные "общества по борьбе с пороками", всякого рода "комиссии нравов" и проч..

Пренебрежение моральными и нравственными обязательствами воспринимается "ПРОГРАММНЫМИ МОРАЛИСТАМИ", как тягчайший проступок, за который они считают себя вправе строго наказывать (+БЭ1), жестоко мстить (-БЭ1). При этом сами они нередко отходят от своих нравственных норм очень далеко, поскольку действуют по максимуму диапазона возможностей своей "инструментальной" (реализационной, творческой функции),— волевой, агрессивной сенсорики у Драйзера (+ЧС2) и интуиции потенциальных возможностей у Достоевского (-ЧИ2), — имеющих огромный арсенал эффективных, "технических" средств для проведения самой жестокой морально - этической "проработки".

9-2. "ПРОГРАММНЫЕ ПРАГМАТИКИ"

Их дуалы — "ПРОГРАММНЫЕ ПРАГМАТИКИ" (ЛИЭ, Джек и ЛСЭ, Штирлиц), суггестируемые по аспектам этики отношений (±БЭ5), глубоко внушаются этой информацией, и в силу особенностей их суггестивной функции — в силу их ненасыщаемой "любознательности", — эта информация не кажется им достаточно полной. Соответственно, и пресыщаться ею (поскольку если она подаётся дополняющей (дуализирующей) ЭГО - программой) они тоже не могут. А потому и терпеливо внимают нравоучениям своих дуалов, даже если сами страдают от них.

Огромное значение ЛИЭ, Джек и ЛСЭ, Штирлиц усматривают в том, чтобы систематизировать эти сведения, что удобнее им сделать с позиций наблюдательной логики систем (±БЛ7). Поэтому справедливые (на их взгляд) упрёки и обвинения своих дуалов они могут терпеливо переносить и даже рассматривать их как удобное для себя моральное и нравственное подспорье, как страховку, гарантирующую долговременность, прочность и надёжность их партнёрских отношений. Поучения своих дуалов в большинстве случаев тоже считают уместными и заслуженными даже тогда, когда сами (в силу каких - либо непреодолимых пристрастий) не могут этим наставлениям следовать. Поэтому многое в этих отношениях зависит от способностей "ПРОГРАММНОГО МОРАЛИСТА" представить свои требования как справедливые и внушить это представление дуалу, заставив его относиться к ним, как к первоочередным — то есть, вооружить его системой убеждений, с позиций которых он будет защищать общественную мораль.

А защищают её "ПРОГРАММНЫЕ ПРАГМАТИКИ" ("СУГГЕСТИРУЕМЫЕ МОРАЛИСТЫ") очень внушительно: чем чаще нарушают её постулаты, тем яростней разоблачают других.

Особенно в этом плане усердствует РЕШИТЕЛЬНЫЙ Джек, надеясь что критика общественных нравов поможет ему победить в борьбе с собственными опасными пристрастиями, жертвой которых он довольно часто становится, но не соглашается себя ею признать. У Штирлица в этом отношении гораздо больший запас прочности.

Так или иначе, обе диады представляют собой основной костяк сил, убеждённо и яростно защищающих общественную мораль, что и позволяет нами их объединить в одну группу "убеждённых моралистов", которых (для простоты) мы будем называть "МОРАЛИСТАМИ".

9-3. ЭТИЧЕСКИЕ ПОЗИЦИИ "МОРАЛИСТОВ"

Основные позиции в диадах "МОРАЛИСТОВ":
  • "гармония партнёрских отношений превыше всего";
  • "мораль и нравственность превыше всего";
  • преданность и верность (долгу, партнёрским отношениям) превыше всего;
  • интересы команды и защита правовых и экологических интересов каждого из её членов — превыше всего.
Основные лозунги: "Один за всех, все за одного", "Сам пропадай, а товарища выручай".

ОСНОВНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: "Если ты сам для команды рискуешь и жертвуешь всем, то имеешь право и от каждого из её членов требовать такого же самопожертвования и полной самоотдачи.".

ИЗМЕНЕ И РЕВНОСТИ НЕТ И НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ МЕСТА В ЭТИХ ОТНОШЕНИЯХ! ПАРТНЁР НЕ ИМЕЕТ ПРАВА ИЗМЕНЯТЬ И НЕ ИМЕЕТ ПРАВА ДАВАТЬ ПОВОД ДЛЯ РЕВНОСТИ, поскольку всё это мешает слаженной работе команды, разрушает прочность партнёрских и командных отношений.

Если всё же партнёр даёт повод для подозрений и ревности, если факт его измены доказан и фактически подтверждён, его ждёт суровое наказание: он будет жестоко затерроризирован упрёками. Поэтому в случае внезапной и непредвиденной смены партнёров "виновные" просто исчезают из поля зрения "обиженных", будучи не в состоянии переносить жестокие угрызения совести, постоянно возбуждаемые нескончаемым потоком упрёков. ПРОГРАММНЫЙ ПРАГМАТИК ЛИЭ, Джек, легко поддающийся соблазнам и искушениям, будучи уличённым в измене именно так и поступает: исчезает из поля зрения своего партнёра, предоставляя ему возможность "остыть", соскучиться и принять его таким, каков он есть (то есть, очень ветреным, взбалмошным, легкомысленным, увлекающимся, рассредоточивающим своё внимание на всех и всё вокруг). Если вина его не велика, может открыто признаться в своём проступке: "Сходил разок налево, больше не буду. Обещаю исправиться." — обезоружить этим признанием своего сурового, но отходчивого дуала - Драйзера и вернуться в семью, посчитав инцидент исчерпанным.

Хуже, когда Джек, пользуясь доверием Драйзера, загуливает по полной программе. Увязнув в поисках лучшей альтернативы и понимая, что оставаться в одной команде с ЭСИ, Драйзером уже не представляется возможным, он бесследно исчезает из поля зрения своего дуала, предварительно перекачав в свой карман все материальные ресурсы семьи (или команды), чтобы лишить обиженного и обманутого им партнёра возможности отомстить. Моральными доводами после всего происшедшего он уже не внушается, моральные ценности его не волнуют и вспоминать о них ему тоже не хочется. В командные и партнёрские отношения он теперь тоже, по большому счёту, уже не верит: если он сумел так подставить и подвести своих товарищей, значит и от них может ожидать того же. Что, тем не менее, не мешает ему разглагольствовать о моральных ценностях, взаимовыручке и прочих преимуществах командных отношений, побуждая всех других членов ("дежурной" или случайно собранной им) команды оставаться верными своим обязательствам.

9-4.ОТНОШЕНИЕ К ИЗМЕНЕ, РЕВНОСТИ И ВЫТЕСНЕНИЮ ИЗ СИСТЕМЫ У УСТУПЧИВЫХ РАЦИОНАЛОВ ОБЪЕКТИВИСТОВ ("МОРАЛИСТОВ")

У УСТУПЧИВЫХ РАЦИОНАЛОВ ОБЪЕКТИВИСТОВ ("МОРАЛИСТОВ") ревность проявляется в форме упрёков и осуждения за измену командным интересам и отношениям ("Мы с тобой одна команда. Мы должны друг другу помогать…А ты вместо того, чтобы защищать наши интересы, сам первый разрушаешь наши отношения. Разрушаешь команду!..").

Нет команды, нет отношений, нет взаимной ответственности за свои или чужие поступки. В каком - то смысле "изменнику", решившему для себя сменить команду — заменить одну на другую, — выгодно разрушить предыдущую команду и оставить своих прежних партнёров ни с чем — без материальной и дружеской поддержки, без реальной защиты и помощи.

Ответную меру виновнику всех этих бед назначают соответствующую и равноценную: из команды его изгоняют, отношения с ним разрываются, для своих товарищей (или партнёров) он после этого перестаёт существовать. При этом в вытеснение из системы "моралисты" при всей наглядности этого факта не верят (ОБЪЕКТИВИСТЫ). Вытеснение ощущают только опосредованно, когда их самих вытесняют из команды (что воспринимается ими как предательство). Или когда они сами кого - либо вытесняют — выводят из команды в целях оздоровления командных отношений: рассматривают ненадёжного партнёра, как реального (или потенциального) "вредителя", подрывающего основы основ командных отношений и отсеивают его, как "гнилое зерно", распространяющее своё пагубное влияние на других. При этом "предателями" (по отношению к нему) они себя не считают, полагая, что действуют в интересах команды, заботясь об общей слаженности и эффективности её работы.

9-5. "ПРОГРАММНЫЕ МОРАЛИСТЫ". ОТНОШЕНИЕ К ЧУЖОМУ ВЛИЯНИЮ, ЗАХВАТУ ЧУЖИХ ТЕРРИТОРИЙ И РАЗРУШЕНИЮ ЧУЖИХ ЭКОСИСТЕМ

Чужого влияния, оказывающего разрушительное воздействие на обжитую и освоенную эко- нишу (или экосистему) боятся все (как боятся вытеснения из среды обитания и условий существования). Если человек делает вид, что не боится этого, значит он сам занят разрушением своей системы (намереваясь заменить её на другую) или она разрушается его будущим партнёром (или партнёршей) с его согласия. Он в этих условиях оказывается предателем интересов предыдущей системы (семьи) и всех её членов. Хотя сам, конечно, предательства не признает, просто потому, что его уже переубедили и "перевербовали" те, кому удаётся повлиять на него. (В противном случае он, как и любой нормальный человек, сам первый боялся бы всех производимых им разрушений, равно как и того негативного влияния, которое на него оказывают.)

СУБЪЕКТИВИСТ - РАЦИОНАЛ боится разлагающего, разрушительного влияния посторонних на систему, которую он возглавляет и членом которой является. Боится разлагающего, тлетворного влияния на его семью, на его авторитет, на отношение к нему членов его семьи. Никогда не верит ни в "благие намерения" таких разрушителей, ни в их желание ему "помочь".

СУБЪЕКТИВИСТ - ИРРАЦИОНАЛ опасается негативного, разрушительного влияния на связи и отношения в системе (эко - нише), которую он для себя облюбовал, выбрал и которую обустраивает и обживает для себя.

ОБЪЕКТИВИСТ - РАЦИОНАЛ ("МОРАЛИСТ") боится разрушительного (тлетворного разлагающего) влияния посторонних на его партнёра и на его отношения с ним.

ОБЪЕКТИВИСТ - ИРРАЦИОНАЛ опасается посторонних влияний, "спутывающих карты в его игре": подрывающих его авторитет в глазах партнёров и разрушающих его личное влияние на них.

ИРРАЦИОНАЛЫ (И СУБЪЕКТИВИСТЫ, И ОБЪЕКТИВИСТЫ) не исключают негативных, разрушительных последствий своего влияния на чужую экосистему (эко-нишу, эко-среду) и своего внедрения в неё. Но считают всё это неизбежным побочным эффектом, сопутствующим их продвижению к цели. Разрушения при этом производимые рассматривают как вполне естественные и неизбежными потери: "Нельзя сделать яичницу, не разбив яйца", как нельзя достичь цели, не преодолевая сопротивления окружающей среды. (В чём, собственно, ИРРАЦИОНАЛ ничего дурного не усматривает: в чужую среду не внедряется разве только совершенно бездеятельный и безынициативный человек, который никуда не двигается, ни к чему не стремится, а стоит себе на одном месте и боится на шаг в сторону отступить, чтобы ненароком не навредить кому - нибудь.)

Захват чужих территорий, чужих сфер влияния (чужих эко-ниш, экосистем) — ЯВЛЕНИЕ ПОВСЕМЕСТНОЕ.

У ИРРАЦИОНАЛОВ оно отслеживается и проводится как целевая программа по аналитическим функциям (соответствующим иррациональным аспектам). У РАЦИОНАЛОВ эта программа проводится по творческим функциям (в рамках "защиты интересов системы", в целях расширения её границ и образования буферной зоны за счёт чужих территорий).

Не каждому удаётся спокойно пройти мимо чужого и не возжелать его (или хотя бы не обидеться на того, кому оно принадлежит).

Поэтому в наименьшей степени склонны захватывать и завоёвывать чужое "ПРОГРАММНЫЕ МОРАЛИСТЫ" — ЭСИ, Драйзер (-БЭ1/+ЧС2) и ЭИИ, Достоевский (+БЭ1/- ЧИ2). Хотя и у них иногда находится повод для нарушения заповеди "Не возжелай чужого". Вследствие гибкой маневренности их творческих иррациональных аспектов — волевой сенсорики у ЭСИ, Драйзера (+ЧС2) и интуиции потенциальных возможностей у ЭИИ, Достоевского (-ЧИ2) — избежать искушения им удаётся только тогда, когда их действия принципиально и жёстко контролируются их ЭГО - программой — аспектом этики отношений и её краеугольной заповедью "не навреди!" ("не делай другому того, чего не желаешь себе"). Хотя их иррациональные творческие функции опосредованно очень сильно влияют на их ЭГО - программу, заставляя преодолевать искушение и постоянно бороться с ним. В случае поражения в этой борьбе им приходится мотивировать свои противоправные действия благими намерениями. (Не отрекаться же от своей суровой и требовательной ЭГО - программы, не занижать же самооценку по ней. Проще попытаться убедить себя (и свою совесть) в том, что неблаговидное действие было необходимо тому, против кого оно было направлено. Гибкая, манипулятивная (нормативная) логика соотношений (±БЛ3) помогает им построить логическое доказательство этих "добрых намерений", а творческое и ролевое УПРЯМСТВО аспектов манипулятивного блока (соответствующих функциям ПФ-2 и ПФ-3) помогает им эту "правоту" отстоять.

читать дальше
запись создана: 07.04.2012 в 19:53

23:47 

УПРЯМСТВО - УСТУПЧИВОСТЬ, СУБЪЕКТИВИЗМ-ОБЪЕКТИВИЗМ

75488
Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


4-5. "УПРЯМЫЕ" И "УСТУПЧИВЫЕ" БЛОКИ В МОДЕЛЯХ УСТУПЧИВЫХ И УПРЯМЫХ С УЧЁТОМ ПРИЗНАКОВ СУБЪЕКТИВИЗМА и ОБЪЕКТИВИЗМА (автор Вера Стратиевская ©2010)






В моделях СУБЪЕКТИВИСТОВ "упрямый" горизонтальный блок витального кольца попадает на вербальный уровень СУПЕРИД и "ужесточает" его, придавая суждениям СУБЪЕКТИВИСТОВ ещё большую твёрдость и убеждённость. "Уступчивый" горизонтальный блок попадает на лаборный уровень ИД (в моделях ЛОГИКОВ - СУБЪЕКТИВИСТОВ — уровень практических исследований и наблюдений).

В моделях ОБЪЕКТИВИСТОВ на вербальный уровень СУПЕРИД попадает "уступчивый" горизонтальный блок витала и "смягчает" его, заставляя ОБЪЕКТИВИСТОВ уступать в споре, сомневаться в своём мнении и заново его проверять опытом новых наблюдений. "Упрямый" горизонтальный блок попадает на лаборный уровень ИД (в моделях ЛОГИКОВ - ОБЪЕКТИВИСТОВ — уровень системной организации исследований).

Эти особенности объясняются диадностью (диадными свойствами) признака "УПРЯМСТВО — УСТУПЧИВОСТЬ", условиями структурирования и дополнения аспектов вербальных блоков модели. А также подтверждает идею о том, что диадный признак "УПРЯМСТВО — УСТУПЧИВОСТЬ" является производным от квадрового признака СУБЪЕКТИВИЗМА и ОБЪЕКТИВИЗМА. Аналогичная закономерность наблюдается и в диадном признаке "БЕСПЕЧНОСТЬ — ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ" — производном от квадрового признака "РЕШИТЕЛЬНОСТЬ — РАССУДИТЕЛЬНОСТЬ", который как и признак СУБЪЕКТИВИЗМА — ОБЪЕКТИВИЗМА является производным от ещё более глобального, базисного признака РАЦИОНАЛЬНОСТИ и ИРРАЦИОНАЛЬНОСТИ.



читать дальше
запись создана: 05.04.2012 в 09:51

18:58 

CD_Eater
тролль - это не только ценный жир, но и 3-4 легкоусвояемых коммента ежедневно
- Экипажу приготовиться к посадке! Бортмеханик, доложите обстановку!
- Нет левого шасси!
- Аварийная посадка! Стюардесса! На борту еще есть запас спиртного?
- Да!
- Выдайте пассажирам, чтоб не волновались!
- Вы уже один раз выдали после взлета, они теперь какое-то колесо по проходу катают...


- Интересно, а если от меня уйдет любимый мужчина, по собственному желанию, он должен отрабатывать 2 недели?

21:27 

..чернушка..


16:09 

Horacius the hobbit
Чем суровее в стране законы, тем больше люди тоскуют по беззаконию. (С) С.Е.Лец

@темы: Приколы

05:11 

Black aster
Ты у меня в крови, милый, как медленно действующий яд...
Женщина пахнет ядом,
Риском опасных встреч...
Женщина пахнет наградой,
Если её беречь...
Пахнет едва уловимо,
Пряным букетом вина.
Женщина пахнет мужчиной...
Если она влюблена...



@темы: Стихи

10:23 

Доступ к записи ограничен

Кровожадный кролик
Назвав наш вид "Homo sapiens" ученые либо были идеалистами, либо весело пошутили.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:41 

ПРИЗНАКИ РЕЙНИНА В ИНТЕРТИПНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

75488
Парадоксально, но факт: мы скорее поверим в нечто невероятное, чем признаем очевидное (с)


20. ДРАЙЗЕР — ДОСТОЕВСКИЙ. ОТНОШЕНИЯ ДЕМОКРАТА И АРИСТОКРАКТА (автор Вера Стратиевская © 2009)

Одна из причин двойственности — двухмерности, двустандартности — этики отношений Достоевского в её иерархичности (признак АРСТОКРАТИЗМА). Достоевскому трудно претендовать на две социальные роли, в соответствии с которыми он — с одной стороны старается быть самым главным, влиятельным и самым незаменимым человеком в системе. С другой стороны — самым опекаемым и самым защищённым.

Претендуя на роль доминанта системы, Достоевский присваивает себе его права, льготы и полномочия, которые тут же и реализует самыми строгими и суровыми методами: навязывает своим домочадцам завышенные обязательства, требует от них беспредельных уступок и беспрекословного подчинения, подавляет и терроризирует их жестокими запретами и ограничениями.

Претендуя на роль самого защищённого и самого опекаемого человека в системе, Достоевский разыгрывает роль изнеженного инфанта, присваивает себе все права и привилегии самого слабого, постоянно нуждающегося в моральной и социальной поддержке человека.

При всех условиях он старается сохранить за собой все права и привилегии как самого сильного, защищённого, так и самого слабого, незащищённого звена этой социальной системы. По его творческой ДЕКЛАТИМНОЙ интуиции потенциальных возможностей (-ЧИ2), Достоевскому удаётся в системе быть одновременно на двух, самых привилегированных (в его понимании) позициях — самой верхней и самой нижней. И в обоих случаях от этих внезапных диаметрально противоположных перемещений ВЫИГРЫВАТЬ, нарабатывать, накапливать льготы привилегии по всем фактическим показателям, пользуясь преимуществами то одной, то другой роли, меняя их в зависимости от обстоятельств по своему усмотрению. (Такая "магия перевёртышей" ДЕКЛАТИМНОЙ модели).

В выборе своего места в системе Достоевскому трудно прийти к окончательному решению: хочется присваивать преимущества всех самых привилегированных слоёв иерархии, что он и стремится делать по мере сил и возможностей. Одновременно с этим ему приходится и подавлять сопротивление остальных членов системы — реальных её доминантов, субдоминантов, инфантов, на чьи права, привилегии, льготы Достоевский реально фактически претендует, — всеми правдами, и в шутку и всерьёз, поминутно меняя и роли и ипостаси. И аргументируя свои посягательства на чужие права и привилегии только одной фразой: "Мне можно, тебе нельзя".

Пользуясь этим приёмом, Достоевский из любых этических отношений (+БЭ1) и логических соотношений (+БЛ3) может извлечь для себя выгоду в моральном, материальном, этическом, иерархическом, волевом или возможностном плане. Компасом для него будет изобретательная альтернативная интуиция потенциальных возможностей -ЧИ2). Флагом и знаменем — программная этика отношений (+БЭ1), позволяющая ему в любом случае претендовать на моральное превосходство (даже если по сути он позволяет себе аморальный поступок), и оставаться "на высоте".

Мнительность и обидчивость — обычные для него (как для АРИСТОКРАТА - ГУМАНИТАРИЯ) позволяют ему удерживать за собой привилегированные позиции там, где по правилам других соотношений (по всем остальным аспектам) он не имеет на это права. Как не имеет права уходить от ответа или ответственности, претендуя на роль лидера и доминанта системы; не имеет права претендовать на опеку и помощь, заявляя о своей немощи, если жестоко терроризирует своих близких с позиции силы.

В отношениях с ДЕМОКРАТОМ-Драйзером эти противоречия выявляются довольно быстро. Драйзер подмечает их по своей контактной, ролевой логике соотношений (-БЛ3). И его в принципе возмущает такая позиция: почему одному (Достоевскому) достаётся всё только самое лучшее, другому — то, что останется. Почему один должен видеть только праздничную сторону этой жизни, а другие — терпеть её изнанку. Не удивительно, после этого, что в ослеплении своим розово - рафинированным мировосприятием, Достоевский не соглашается с тем, что у этой светлой, праздничной стороны жизни есть ещё и будничная, теневая. И уж ни коим образом не соглашается на этой мрачной и теневой стороне жить, поэтому время от времени разыгрывает роль "жертвы чужих притеснений", претерпевшей достаточно на этом свете и неспособной вмещать в себя ещё и другие страдания.

Это опасное совмещение двух противоположных ролей — «доминанта системы» и роли «парии» — «жертвы собственной скромности, уступчивости, смирения и долготерпения», заставляет ЭИИ, Достоевского периодически нарушать правила игры то одной, то другой роли. Одновременно с этим он ощущает потерю доверия к одной, а то и к двум своим ипостасям. В итоге противоречия становятся всё более явными. (Тут даже ребёнку становится ясно, что кто - то плутует: если он (ЭИИ, Достоевский) — пария и последний человек в этой системе, значит он в ней не первый — не самый главный, — не доминант. А если он — доминант и самый главный человек в этом доме, значит не имеет права жаловаться на то, что его обижают.).

Драйзер, наблюдая это противоречие, ни одной из ипостасей ЭИИ (Достоевского) не верит. Доминанта и лидера в нём он не видит. Видит в нём жертву собственной мнительности, чему сострадать тоже не может: если человеку нравиться себя изводить в укор своим близким, значит надо близких от него защищать, а не наоборот. Что он и делает. И этим навлекает на себя гнев Достоевского, потому что ломает ему всю игру.

Доминирования Достоевского над собой Драйзер тоже не признаёт. (Он вообще не признаёт над собой ничьей власти (кроме Воли Всевышнего). В армии, в системных отношениях из-за этого чувствует себя дискомфортно, что и на службе, и на карьере его отражается.).

В смирение, кротость, уступчивость Достоевского Драйзер тоже по большому счёту не верит, поминутно сталкиваясь с его упорным и яростным сопротивлением (по любому, предложенному Драйзером поводу), с его жесточайшими волевыми протестами, с продолжительными, глухими бойкотами (которые иначе как саботажем не назовёшь), с частыми вспышками агрессивности (которые конечно же вызваны нежеланием Драйзера подчиниться воле Достоевского и признать в нём лидера).

К угрозам, истерикам Достоевского Драйзер относится с кажущимся безразличием, — старается их переждать и перетерпеть, как непогоду, надеясь, что тот скоро устанет, от собственной взвинченности — покричит, выпустит пары, успокоится, тогда можно будет с ним и поговорить.

Хотя, конечно, и разговаривать с ним после всего пережитого, Драйзер тоже не всегда может: всё то, что он видит и претерпевает от этого человека, его глубоко угнетает, подавляет, выматывает. Шокирует само осознание того, что человек, чуть ли не во всеуслышанье объявляющий себя праведником, заявляя о своей скромности, чуткости, доброте и смирении, может так деспотично и так жестоко обращаться со своими близкими, бесцеремонно манипулируя ими, распоряжаясь их волей, их действиями, их судьбой, терроризируя их упрёками, истериками, стараясь вызвать у них непреходящее чувство вины, переадресовывает на них свою агрессию, срывает на них своё раздражение, опутывает множеством трудно выполнимых обещаний и обязательств и жесточайшим образом контролирует их выполнение, навязывает свою волю, свои взгляды, вкусы, привычки, ставит их в зависимые и тупиковые ситуации, сковывая множеством моральных и возможностных запретов и ограничений. И при этом постоянно, лукавит, лицемерит, блефует, плутует, стараясь представить свои поступки и действия в самом выгодном. И после всего этого ещё берётся объявлять себя праведником.

В свете всего этого, Драйзер не может воспринимать претензии и наставления Достоевского всерьёз. Его разглагольствования по поводу совести (которую "тоже надо иметь") — вообще пропускает мимо ушей: "О совести это вы лучше себе скажите!" — вспоминается реплика из популярного фильма.

В конечном итоге Драйзер начинает игнорировать требования Достоевского, равно как и другие попытки повлиять на него. Достоевский всеми силами пытается вернуть себе былое влияние. И дело тут не только в принципе, и не в субординации отношений, а в ощущении элементарной их безопасности для ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОГО Достоевского. Достоевский начинает бояться Драйзера, потому и пытается подавить его сопротивление, подчинить о своей воле, взять под контроль, вернуть на прежнее, унизительно подчинённое, и одновременно с этим, — двусмысленное и неопределённое место в системе.

Не в силах терпеть это, Драйзер разрывает свои с ним отношения, даже если этот человек — очень близкий его родственник.
Для Драйзера нет ничего хуже, чем пожизненно терпеть диктат или психологический террор кого бы то ни было (в том числе и Достоевского). Стараясь избежать этого, предпочитает не попадать в те условия, при которых мог бы стать пожизненно зависим от его воли (по этой причине очень неохотно и настороженно с ним сближает дистанцию).

Как программный ЭТИК и ИНТУИТ Достоевский, разумеется, понимает всю непрочность и недолговременность этих связей. Но как ДЕКЛАТИМ и АРИСТОКРАТ, отмечая многие достоинства Драйзера и отслеживая определённую пользу и выгоду своих с ним отношений, он постарается всеми силами удержать его возле себя Поэтому будет пытаться опутать его какими - то сложными неоднозначными связями и отношениями, обременительными моральными обязательствами, на выполнении которых будет настаивать. В случае отступления от обязательств или невыполнения их должным образом, будет навязывать Драйзеру комплекс вины.

21. ДРАЙЗЕР В ПОДЧИНЕНИИ У ДОСТОЕВСКОГО

Из - за преувеличенных страхов перед теми, кто сильнее его, из - за ощущения своей слабости и незащищённости перед ними, Достоевский часто "заболевает" разного рода фобиями и расстройствами на нервной почве. Со свойственной ему (как ЭТИКУ - ИНТУИТУ) мнительностью и обидчивостью находит себе поводы для новых беспокойств. Придумывает себе причины для новых страхов и опасений, сетует на них, рассказывая о них другим так часто, что из воображаемых объектов они превращаются в реальные, обрастают множеством вполне правдоподобных деталей, в каждой из которых он усматривает для себя новую опасность, повод для новых обид, страхов и беспокойств. Раздувает свою мнительность и обидчивость до предела и обрушивает потоком претензий и обвинений на голову кого - нибудь из окружающих его людей, упрекая их в недостаточной чуткости, в неделикатности, в безучастном и невнимательном отношении к его состоянию и возможным его тяжёлым последствиям.

Драйзер, попадая в зону страхов такого мнительного и обидчивого Достоевского либо выступает в роли главного раздражителя (если привыкает к его постоянным истерикам и перестаёт на них реагировать), либо становится постоянной сиделкой при истеричном и взвинченном Достоевском, который, желая продлить его опеку как можно дольше, всё никак не избавится от своих навязчивых страхов, культивируя их и подсаживаясь на свои тревожные ощущения, как на наркотик. Прекрасно понимая, что стоит ему только отказаться от них, заявить о своём выздоровлении и о способности обходиться без посторонней помощи, как он тут же будет покинут и отринут всем своим окружением, которое наконец - то сможет вздохнуть спокойно и заняться своими делами. Момент выздоровления Достоевского (день избавления от его страхов, истерик, страданий) станет для них светлым праздником, которого так долго и так терпеливо ждут.

Зная это и чувствуя свою вину перед ними, Достоевский изводит их новыми упрёками, особенно если видит, что их силы и терпение истощаются, — когда чувствует, что его скоро переведут на интенсивную терапию, когда начинает предполагать, что в его болезнь по большому счёту уже никто не верит, когда все вокруг уже начинают уговаривать его собраться с силами, взять себя в руки и поскорее выздороветь.

Достоевскому дорого приходится расплачиваться за стремление получать всё лучшее из того, что ему могут дать, — за попытку удерживать в подчинении своих близких, за необходимость "делать хорошую мину при плохой игре" — носить маску кротости и смирения, накапливая в себе ненависть и раздражение, вызванное разочарованием окружающей его реальностью, неприглядные стороны который пробиваются к нему даже сквозь "розовые очки". Достоевский вынужден разряжать всю эту негативную энергию, выплёскивая её на кого - либо из своих близких — переадресовывает на них свою агрессию, считая, что по степени родства они обязаны ему всё прощать, любить, терпеть и воспринимать его таким, каков он есть.

Драйзер не вписывается в эту схему, хотя иногда добровольно или вынужденно ему приходится попадать в такие условия и становиться буфером между Достоевским и окружающим его миром. И тогда уже ему приходится принимать на себя "удары" столь шокирующих ЭИИ, Достоевского разочарований, смягчать и сглаживать их для него, "работать громоотводом" всех накопившихся в нём негативных эмоций, аккумулировать в себе его злую энергию, или проводить её через себя, перенося её и разряжая в какой - то другой объект.

БЕСПЕЧНЫЙ -УСТУПЧИВЫЙ - ДЕМОКРАТ- Драйзер по неопытности и по наивности может дольше других оставаться в этой мучительной для него роли. Поощряя в нём эту самоотверженность, взывая к его чуткости, милосердию и состраданию, Достоевский заставляет его бесконечно долго, добровольно и в полную силу "работать на отдачу".




Этой теме и подробному описанию этих отношений посвящены два великих произведения художественной литературы.

Первое, — блистательный роман Стефана Цвейга "Нетерпение сердца" (иногда его название переводится как "Смятение чувств"). Главный герой — ЭСИ, Драйзер, — молодой гвардейский офицер, командир гусарского полка попадает в моральную и психологическую зависимость от безнадёжно больной и безнадёжно влюблённой в него молодой девушки (ЭИИ, Достоевский), — дочери богатого и влиятельного банкира. Запутавшись в этих отношениях, бравый гусар становится для неё чем - то вроде няньки, сиделки, компаньонки, домашнего психотерапевта. Одновременно со всем этим, он работает и кем - то вроде мальчика по вызову: чуть только он заканчивает свои дневные военные учения, как за ним тут же присылают в полк, требуя, чтобы он немедленно явился к той девушке засвидетельствовать ей своё почтение, провести с ней ещё один вечер, утешить её, успокоить, развеять её страхи, сомнения, тревожное настроение. И так продолжается изо дня в день на протяжении многих месяцев. Товарищи по службе над ним смеются, считают, что он готов жениться на больной барышне, лишь бы только заполучить её приданое. С товарищами он разбирается без особых трудов, дуэли он не боится. Куда страшней для него истерики больной девушки, которые начинаются всякий раз, стоит только ему задержаться где - нибудь на учениях и опоздать к ней на встречу. Что же до слухов о его женитьбе, то они сильно преувеличены: она бы и рада выйти за него замуж, да он не решается на этот шаг, — не может позволить себе жениться на ней ни из жалости, ни по расчёту. Не может на это пойти — ни физически, ни морально. Он терпеливо несёт свою вахту, продолжая изо дня в день работать сиделкой при этой девушке и не знает, как расторгнуть эти отношения, не унизив ни её, ни своего достоинства. Её лечащий врач уговаривает его в целях скорейшего выздоровления девушки попытаться разыграть перед ней роль влюблённого. Очень неохотно он соглашается на эту уступку, а потом проклинает себя за все её последствия: разыграть роль влюблённого ему так и не удалось. Девушка сумела вывести его на откровенность и определить его истинное отношение к ней: при всём многообразии добрых и искренних чувств, основанных на нежности и сострадании, он не смог заставить себя полюбить её как женщину. Чувствуя себя разоблачённым и понимая, что не смог выполнить свою миссию по отношению к ней, — не смог совершить того чуда, о котором говорил ему доктор, — не смог вернуть ей здоровье и силы, молодой человек вспоминает о своём служебном долге и подаёт прошение о переводе в другой город и другой гарнизон. Приказ об этом отдают и почти сразу же отменяют по требованию девушки и по просьбе её влиятельных родственников. Парень видит, что другого выхода нет, — он теперь вынужден продолжать свою миссию возле этой бедняжки, работая при ней нянькой, гувернанткой, сиделкой. Будущее представляется ему чудовищно бесперспективным: вот так и будет он год за годом сидеть возле этой больной и ничем другим в этом гарнизоне ему заниматься уже не позволят. В этой безвыходной ситуации он чувствует себя совершенно ужасно (получает "удар" по квадровому комплексу "связанных рук" и по ТНС (+ЧИ4) — интуиции потенциальных возможностей ). Теперь уже притворяться влюблённым у него нет ни сил, ни желания. Всё это заканчивается для них обоих трагически: отчаявшись вызвать у него ответное чувство, девушка кончает свою жизнь суицидом прямо у него на глазах. Молодой человек, потрясённый увиденным, вернувшись в казарму пытается застрелиться. Но совершить задуманное не успевает, — новое обстоятельство вносит свои коррективы в его судьбу: началась Первая Мировая Война и он со своим полком должен отбыть в зону военных действий. Известие об этом он воспринимает с радостью: наконец-то появилась возможность достойно свести счёты с жизнью! С войны он возвращается прославленным и многократно награждённым героем, но жизнь по-прежнему представляет для него нестерпимую пытку. Он по-прежнему испытывает жестокие муки от чувства вины перед этой девушкой, страдает от того, что вернулся с войны живым и не смог искупить свою вину перед ней кровью.

Другое произведение (почти на ту же тему) — "Ночь нежна" Ф.С. Фицджеральда. Молодой психиатр (ЭСИ, Драйзер) становится мужем искренне влюблённой в него, но капризной и взбалмошной барышни (ЭИИ, Достоевский), истеричной и подверженной приступам депрессии, — дочери очень богатых родителей. По условиям брачного договора молодой муж наряду со своими супружескими обязанностями должен выполнять ещё и профессиональные, — обязан глушить истерики своей жены, должен оказывать ей моральную и врачебную помощь, работать при ней нянькой, сиделкой, санитаром, личным психоаналитиком, а главное, — бессменным "громоотводом", всегда готовым помочь ей разрядиться эмоционально, готовым принять на себя все её "громовые удары", аккумулировать в себе всю её негативную и злую энергию. Довольно долгое время выносливый и терпеливый супруг успешно справляется со всеми этими обязанностями. Не забывает и о профессиональной своей работе: проводит научные исследования в престижной клинике, занимается врачебной практикой. Но постепенно, угождая прихотям своей жены, он начинает увязать в пустой, бессмысленной и праздной светской жизни, чувствуя, как она опустошает его физически и морально. Теперь уже на прежнюю исследовательскую работу и врачебную практику времени не остаётся. И это обстоятельство начинает его всё больше угнетать и подавлять. Ощущая себя пустым придатком чьей - то чужой, бессмысленной и праздной жизни, устав быть заложником этой мучительной и унизительной для него ситуации, он, сам того не замечая, начинает глушить своё отчаяние алкоголем. Присутствуя на семейных банкетах и светских раутах он всё больше увеличивает дозу спиртного. Заметив однажды, что его силы предельно истощены и как "аккумулятор" её злой энергии он уже работать не может, его жена чудесным образом "выздоравливает". Наслаждаясь своим физическим и моральным превосходством над ним (теперь она здорова, а он — больной) она безжалостно унижает его. В предвкушении романтических приключений новой, свободной жизни, она разводится с ним, оставляя его без средств к существованию, без работы, без связей, без гроша в кармане, выходит замуж за первого же пляжного жигало, встретившегося на её пути, и уезжает с ним в свадебное путешествие на модный курорт. Тогда как её бывший муж автостопом (на большее у него денег нет) отправляется в далёкую, глухую провинцию, надеясь там получить работу в какой - нибудь захолустной больнице.

*****************

Драйзер не способен работать сиделкой и нянькой у изнеженно - истеричных и инфантильных людей. Не может слишком долго испытывать к ним любовь, доверие, сострадание. А главное, — не может испытывать к ним уважение: он глубоко презирает людей, спекулирующих на своей мнимой слабости.
Но Драйзеру свойственно переоценивать свои возможности (+ЧИ4), а ЭИИ, Достоевский этим пользуется. Жестоко манипулирует им по своей творческой интуиции потенциальных возможностей (-ЧИ2 → +ЧИ4) и бесконечно долго удерживает в зависимом и подчинённом положении. В стремлении морально доминировать над ним берёт на себя роль этического наставника. Апеллируя к его состраданию, вызывает в нём встречную (теперь уже альтруистическую) инициативу, морально стимулирует её, поддерживает и поощряет

читать дальше
запись создана: 05.04.2012 в 00:55

12:51 

№1008 {осень. загрузка.}

Прозрачная птица
Я не несу никакой ответственности за чьи-либо фантазии. Я не стану думать об этом, принимать их слишком близко к сердцу, подстраиваться под них. ©Алан Рикман
Вот такой вариант осени появился... Комментарии приветствуются;)

При использовании дизайна просьба ставить баннер сообщества
Все исходники принадлежат их авторам.

НАСТРОЙКИ

@темы: Темные цвета, Природа, Осень, Для бесплатных дневников, Грусть/депрессия, by Прозрачная птица

20:01 

№137. Фонари.

тишина
00:54 

№374 tic tac clock

12:51 

Дизайн № 31 бесформенная кома

Мятный Пряник
something devilish.
Моё боевое крещение)



цветовые настройки:
фон записи - #979797
цвет шрифта - #ffffff
оффтопик - #404040
ссылки - #ffffff
заголовок - #ffffff
границы - #000000

прошу строго не судить)я только учусь)
жду вашей критики в коментариях)

Вопрос: ну как?
1. айс!  83  (74.11%)
2. не айс!  29  (25.89%)
Всего: 112

@темы: Черно-белые, Темные цвета, Для бесплатных дневников, by Мятный Пряник

15:39 

Диз №119. На мягких лапах.

nice to meet you
Да-да, это снова Флер )
Внимание! Брать дизайн можно всем! Можете не спрашивать! Я прошу только отписываться, напрмирер: "Взял(с)." Это же не заказ))

Эпиграф

+2

>>>>>>>

@темы: Нежные, Черно-белые, Животные, Для бесплатных дневников, by Санни Уельс

10:39 

№313 Дождливое

Whether you think you can or think you can't, you're right.
Один из моих старых нежно любимых дизайнов.

@темы: Темные цвета, Осень, Для бесплатных дневников, by Invisible, Черно-белые

05:29 

№ 556

Два варианта эпиграфа - с надписью и без.
Слова из фильма "Джиа".

При использовании дизайна просьба ставить баннер сообщества


@темы: Для бесплатных дневников, Девушки, Грусть/депрессия, by Лея Дивнич, Темные цвета

23:59 

#776. R.I.P about

Non vi, sed arte
Яркий дизайн с красным акцентом для бесплатных дневников «R.I.P about».
Три варианта эпиграфа, по два варианта авика и фона. Надеюсь, вам понравится ^^

Скрин


При использовании дизайна просьба ставить баннер сообщества
Настройки

Вопрос: Лучший дизайн НОЯБРЯ
1. голосую за этот дизайн!  91  (100%)
Всего: 91

@темы: Яркие, Цветы, Светлые цвета, Разное, Для бесплатных дневников, Девушки, Грусть/депрессия, by Itory

19:02 

№863. Lacuna

Non vi, sed arte
Мнения?)

Скрин


При использовании дизайна просьба ставить баннер сообщества
Настройки

@темы: Фрукты\Ягоды, Темные цвета, Разное, Природа, Зима, Для бесплатных дневников, Девушки, Грусть/депрессия, by Itory

20:43 

№991. лисий нос

обелюс
с пробитой головой калека
Пример



При использовании дизайна просьба ставить баннер сообщества
Настройки
не забываем отписываться и оставлять мнения)

@темы: by .tenderness_, Природа, Нежные, Животные, Для бесплатных дневников, Девушки, Грусть/депрессия

Absolute zero

главная